Концертное агентство

 

DE EN RU

 +7 (960) 208-67-43

 

Главная \ Новости \ Премьера "Хованщины" стала центральным событием сезона в Венской опере

Премьера "Хованщины" стала центральным событием сезона в Венской опере

« Назад

16.11.2014

Венская государственная опера впервые представила новую постановку грандиозной "народной музыкальной драмы" Мусоргского "Хованщина", которую театр считает важнейшим событием своего сезона.

Постановщиками спектакля, состоявшегося в Вене в субботу вечером, стали всемирно известный российский режиссер, народный артист РФ Лев Додин, который редко выступает в качестве постановщика опер, постоянно сотрудничающий с ним художник Александр Боровский и один из самых признанных сегодня в мире дирижеров, выходец из Петербургской консерватории Семен Бычков. Публика горячо приветствовала артистов, устроив им настоящую овацию, хотя, судя по реакции зала, подчеркнуто авторское прочтение оперы Додиным было принято не всеми.

Премьера "Хованщины", которая из-за своей особой сложности гораздо реже идет на мировых сценах, чем другая важнейшая опера Мусоргского "Борис Годунов", является кульминацией своего рода парада русской музыки, проходящего в этом сезоне на сценах европейской музыкальной столицы. В сентябре в Театр-ан-дер-Вин была поставлена "Чародейка" Чайковского, затем в Камерной опере прошел "Евгений Онегин". Русским репертуаром были отмечены не только гастроли в Вене Большого симфонического оркестра под управлением Владимира Федосеева и оркестра Мариинского театра под управлением Валерия Гергиева, но и выступление Чикагского симфонического оркестра во главе с легендарным Рикардо Мути.

"Для меня огромная радость представить эту оперу — очень сложную во всех смыслах слова. Это была огромная работа для всего театра," — сказал на праздновании премьеры генеральный директор Венской оперы Доминик Мейер. "Мы с Семеном Бычковым хотели привлечь русского режиссера, потому что эта опера настолько русская, что только русские могут ее по-настоящему понять — это мое мнение, может быть, я и ошибаюсь", — добавил он.

Универсальный образ

Однако Додин и Боровский намеренно отошли от специфически русской образности в этой трагедии борьбы за власть, церковного раскола и стрелецкого бунта, которую Мусоргский, сам написавший либретто оперы, поместил в Москву 1682 года.

"Я думаю, что "Хованщина" типична для России и ее истории, но важно не забывать, что все типичное и трагическое в русской истории почти всегда является концентратом того, что происходит в европейской и вообще мировой истории. Поэтому для меня "Хованщина" сегодня, перед лицом того, что мы переживаем, является абсолютно современной, универсальной и глобальной историей," — сказал Додин в интервью журналу Венской оперы.

Сцена от начала и до конца спектакля решена как многоуровневое пожарище с крестами из обгоревших балок. При этом певцы и хор в условных костюмах черно-белой гаммы не выходят из-за кулис, а движутся из-под сцены вверх и обратно на двух сложных лифтовых конструкциях, что одновременно избавляет постановку от шума и суеты входа и ухода более сотни исполнителей и создает образ вертикали, то есть отношений героев не только друг с другом в различных графически четких композициях, но и с небом и вечностью.

Одной из кульминаций спектакля стал терцет противостояния трех лидеров — начальника стрельцов "консерватора" Ивана Хованского (знаменитый итальянский бас Ферруччо Фурланетто), "западника" Голицына (австрийский тенор Герберт Липперт) и расколоучителя Досифея (эстонский бас Айн Ангер) — во втором акте. Как сказал в интервью РИА Новости дирижер Бычков, "их трагедия в том, что каждый из них видит Россию иной, чем она есть. Хотел бы ее взять туда, куда, может быть, она не хочет идти. А если и хочет, то не вся Россия, а часть России. Ведь в этом историческая ситуация России с самого начала и, может быть, навсегда и останется".

Другая кульминация — это молитва о России Шакловитого (польский баритон Анджей Доббер), который в буквальном смысле возносится на лифте под потолок сцены при пении своей знаменитой арии. Однако, спев ее, надевает черный шлем убийцы.

Секта раскольников

Додин рисует образ старообрядца Досифея не как духовного лидера, а как главу секты фундаменталистов, которую режиссер откровенно обличает. Марфа, раздираемая у Мусоргского между ее греховной любовью к молодому князю Андрею Хованскому и приверженностью старой вере, становится у Додина агентом и любовницей Досифея. А "облекайтесь в ризы светлые" в финальной сцене самосожжения старообрядцев постановщики интерпретируют в виде раздевания до исподнего, что намеренно снижает пафос как самого акта самосожжения, так и музыкального текста.

Авторитетный венский оперный журнал Neuer Merker характеризует постановку как "статическую ораторию", в которой певцы все время оказываются в выигрышном для них фронтальном положении по отношению к залу. "У Додина действие не играется, оно в известной мере показывается, демонстрируется", — пишет критик Ренате Вагнер. При этом, по ее мнению, все драматическое взаимодействие между персонажами отдается музыке и личностям артистов.

Итальянский Хованский

Из их числа главным героем венской премьеры стал Фурланетто — всемирно известный итальянский бас, который глубоко и преданно занимается русским репертуаром. Фурланетто поет во многих театрах, в том числе в Венской опере, партию Бориса Годунова и стал первым иностранным певцом, исполнившим ее на сцене московского Большого театра. Однако партию Ивана Хованского он исполнил в субботу впервые. "Для баса русский репертуар обязателен… Мусоргский — гений, который был далеко впереди своего времени", — сказал Фурланетто в интервью австрийской газете Oesterreich.

Партия Марфы стала большим успехом для единственной российской певицы в составе венской "Хованщины" — солистки Московского театра имени Станиславского и Немировича-Данченко меццо-сопрано Елены Максимовой, для которой эта роль тоже стала дебютной. Поздравляя ее после спектакля, директор Мейер назвал ее "наша спасительница" и пообещал, что она еще не раз выступит на венской сцене. Дело в том, что в конце сентября, в самом начале работы над спектаклем, австрийская звезда Элизабет Кульман была вынуждена отказаться от этой роли и театр срочно искал замену.

В "народной музыкальной драме" особая роль отводится хорам — а это и стрельцы, и их жены, и "черноризцы" (старообрядцы), и "пришлый московский люд", которые находятся в сложном взаимодействии между собой и с солистами. В постановке Додина все они распределены на разные этажи и ячейки движущейся сценической конструкции. Помимо собственно хора Венской оперы, в этом спектакле участвуют детский хор школы при театре и Словацкий филармонический хор (руководитель Йозеф Хабронь). Когда на поклонах на сцену вышел главный хормейстер Томас Ланг, на него обрушился шквал аплодисментов и криков "Браво".

Триумф дирижера

Главным же триумфатором спектакля стал его музыкальный руководитель Семен Бычков. По словам Мейера, на протяжении семи недель работы над постановкой Бычков участвовал в каждой репетиции, которые проходили по два раза в день. "То, что сегодня происходило в оркестровой яме, — это настоящее чудо", — сказал директор. Зрители устраивали овацию оркестру и дирижеру перед каждым актом, а не только перед последним, как это принято.

Бычков, давно завоевавший репутацию одного из ведущих мировых дирижеров, но мало выступавший в России, тоже впервые в субботу продирижировал "Хованщиной". "Без "Хованщины" Мусоргский не существует. И если я погрузился в мир "Бориса Годунова", то необходимо погрузиться в еще более полный мир России, который представляется в "Хованщине". Потому что трагедия Бориса — это трагедия личности. А трагедия "Хованщины" — это трагедия всей нации," — сказал дирижер в интервью РИА Новости.

А Додин на праздновании премьеры обратился к Бычкову со словами особой благодарности. "Я счастлив, что в очередной раз работал с великим музыкантом", — сказал он.

Следующие спектакли "Хованщины" пройдут в Венской опере 18, 21, 24, 27 и 30 ноября. Представление 21 ноября будет транслироваться в рамках программы платных интернет-трансляций театра в высоком качестве и будет доступно российской аудитории 22 ноября.


Андрей Золотов, РИА Новости
© Фото: Wiener Staatsoper / Michael Pöhn